А. А. Семенов
ПСИХОФИЗИЧЕСКИЙ ДУАЛИЗМ ДЕКАРТА И ОТНОШЕНИЕ К НЕМУ
КЕМБРИДЖСКИХ НЕОПЛАТОНИКОВ

Вместе с утверждением что несмотря на свою нематериальность дух обладает измерением метафизик Г. Мор придал философский проблеме своего времени новую форму. Картезианский дуализм при котором дух и тело двояко принадлежат качественно разным субстанциям между которыми невозможно какое-либо взаимодействие не находит никакого другого объяснения того факта что измерения в одном согласуются с ними (изменениями) в другом нежели чем asylum ignorantiae ссылка на божественной содействие. Душа которую невозможно найти даже в предполагаемом месте шишковидной железе и тело которое представлено в пространстве соответственно по всем трем измерениям ведут себя уже известным образом как всадник по отношению к коню их движения гармонируют друг с другом. Но ни первый не может дать направления ни второй не в состоянии это воспринимать. Результатом этого отношения является то что как только в какой-либо части тела появляется телесное изменение например рана то в душе возникает соответствующее изменение ощущение раны но ощутима не рана сама по себе ни болевое ощущение обусловленное ею а то что божество вследствие своего всесилия (всемогущества) является причиной тому что в обеих полностью независимых друг от друга субстанциях происходят процессы относящиеся к обеим субстанциям.

Наперекор этому Мор заявил вследствие утвержденной им пространственности духа что душа так как она находится в теле в пространстве и вследствии этого она может непосредственно ощущать все происходящие изменения в теле. Но так как например рана которая рассматривается как причина болезненных ощущений наличествует только в одной части тела в то время как душа несмотря на то что она находится в теле или какой-либо его другой части то возникают новые сложности с устранением беспространственности души и утверждения существования ее в каком-то месте тела. Возникает вопрос может ли душа которая находится в одном месте в то время как рана находится в другом месте ощущать последнюю то есть может ли испытывать ее влияние от того места где ее нет не передвигаясь до этого к ней или может ли душа пока она находится в теле быть во всех его местах одновременно. В первом случае отсюда следует что влияние раны от ее местонахождения до местонахождения души распространяется. т. е. что оно перенеслось на каждую из лежащих между ними точек до ближайшей к душе если имеет место последний случай то отсюда вытекает напротив что душа находится внутри тела в непрестанном движении или в то время как она находится в одном месте во всех других ее нет или то что если она в каждой части тела вся целиком как уже отмечено выше то это свойство ее собственной многократности.

Ни один из предъявленных случаев не вызывает сомнения. Если влияние переносится от места раны до места души на каждую лежащую между ними точку до "ближайшей" и от нее наконец на саму душу то можно заметить обстоятельство что ряд этих точек как в геометрической прямой бесконечен так что между каждыми двумя точками находится третья или как в физической прямой так что между каждыми двумя точками находится пустое пространство. Если осуществляется первый случай то нет вообще ближайшей точки следовательно также нет такой точки которая располагается "ближе всех" к душе; если принимается последний случай то каждая точка лежащая внутри в области раны с одной стороны и в области души с другой стороны является для двух других точек которые лежат до нее и после нее самой ближайшей; но так как между двумя точками находится пустое пространство по перенос действия между двумя точками может состояться только посредством скачка через пустоту т. е. препятствие которое содержит actio in distans существует не только для места раны и удаленного от него места души но и повторяется для каждых двух точек лежащих между ними (раной и душой).

Если здесь заключено сомнение что душа принимает влияние отдаленной причины то она заключается во втором из приведенных выше случаев что душе следует двигаться к той отдаленной причине при этом не теряя часть своего присутствия в уже обжитом месте тела. Представим себе процесс таким образом что душа чтобы чувствовать болевые ощущения должна сама перенестись в рану то исчезает препятствие которое делает пространственное удаление между чувствующей душой и ощущениями причины (раны) так как мгновенное местонахождение совпадает с тем же местонахождением другого момента времени тогда как душа целиком погружается в рану которая сразу же выделяется из всех других частей тела или что то же самое все тело за исключением той раны обречено в это же мгновение на отсутствие души. Предположим напротив что только часть души оставляет свое исконное местопребывание и переносится в рану то мы попадем с одной стороны в опасность принимая душу как нечто делимое с другой стороны как следствие что мы должны понимать частицу души как самостоятельно воспринимающую душу посредством чего нарушается единство последней и душа из субстативной превращается в коллективную. Единая душа превращается в сумму самостоятельных и друг от друга независимых маленьких душ.

Но давайте перейдем как холенмерианцы к предположению что душа вся находится в ране но не ничуть не меньше чем в своем исконном месте без ущерба то мы предполагает не одну душу а раздвоенную душу.

Нематериальная но протяженная душа встречается со всеми этими трудностями; ничто не сдерживает ее распространения до точки воздействия т. е. до телесного места раны но при этом не оставляя ни одного из заполненных ею пространств. Между местом раны и до того же самого места ушедшего вперед пространства души не возникало дистанции нет пустого пространства которое делает необходимостью совершать saltо mortale. Так пространственно расширенная душа не может ни оставить занятое до этого место ни раствориться во множестве маленьких частей она целая и полная оставшаяся идентичной себе такой же или же пространство внутри которого она расширяется увеличивается. Уменьшается и остается таким же. Расширение души внутри такого же пространственно-протяженного тела делает ее способной присутствовать в теле всегда не осуществляя при этом itio in partes (растворение в частице).

Кроме того как это возможно чтобы душа заполняла пространство которое состоит из частиц (e partibus constat) не совершая при этом растворение в частицы (itio in partes) является более вымышленным чем думается метафизикам. Постоянное заполнение пространства влечет за собой заполнение одного continuum'a другим continuum'ом то есть оно (заполнение) делает невозможным что для каждой составной части одного найдется такая же составная часть в другом. Так как пространство как континуум состоит из бесчисленного множества частей (математически) то отсюда следует что каждое из заполняющего его содержимого должно состоять из бесчисленного множества частей или применительно к отношению между пространством тела и заполняющей его душой то следует что так как пространство состоит из частиц из бесконечно большого их числа то заполняющая его душа должна состоять из таких же и в том же количестве.


Семенов Александр Александрович – аспирант философского факультета НовГУ им. Ярослава Мудрого

© СМУ, 2000 г.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены