И. А. Гончаров
ИДЕЯ ЧЕЛОВЕКА И ПОНЯТИЕ ДУШИ
В ТРАКТАТЕ ПРОКЛА «ОБ ОСНОВАНИИ ЗЛА»

Вопрос о бессмертии души и в частности вопрос о бессмертии индивидуальной души является одним из "вечных" философских вопросов. В работе предполагается рассмотрение данного вопроса в классическом варианте. Речь идет о последней главе сочинения Прокла "Об основании зла". Закончив рассмотрение основной темы данного сочинения Прокл уделяет внимание проблеме взаимоотношения души и тела. Здесь его занимает вопрос о тoм как неизменное и вечное сохраняется в порочном и изменчивом. Проблема решается в контексте аристотелевских представлений о природе сущности. "Каждая из этих двух сущностей образует в единстве с иным целостную идею и создает все сущее либо как страдающее либо как созидающее начало. Если сущее представлено как страдающее начало то подверженное страданию уничтожается являя таким образом существующее как отсутствующее "без порчи не осуществляется действительность представляющая собой изменение из идеи в идею которое само является ничем иным как той же идеей". Если же сущее представлено как действующее начало то пока это действие не прервется ни душа не внедряется в тело ни тело не одушевляется" (Гл. 30. 82.). Целостность идеи не может осуществляться без становления. Идея имманентно присутствует в становящемся и как акт и как потенция. Чистая же идея представляет собой некий предел в котором соединены воедино акт и потенция – possest как определял это единство Н. Кузанский.

Идея трансцендентна миру и представляет собой одно из проявлений абсолютного и невыразимого единого. Идея проявляет себя в становлении. Здесь мы встречаемся уже с определенной натурфилософией неоплатонизма.. В известном смысле мы встречаемся с этими основаниями уже у самого Платона. Речь идет о своего рода "метафизических" стихиях: "Поэтому взаимоопределяющие друг друга сущие не разделяются тем же которые находятся во взаимном согласии угрожает опасность со стороны независимости тех элементов из которых складывается эта согласованность поэтому и сущие взаимоопределяющие друг друга от природы и упорядочивающие телесное начало не складываются на основе пространственных взаимоотношений и отдаленного взаимодействия уже сложившихся вещей на основании такого взаимодействия неразрушимая сущность создает единство в пространственном разделении однако сочетание [сходных] элементов является божественной связью и даже будучи разделенными эти элементы не отделяются друг от друга; эта связь сохраняет в них общую сущность которая не разрушается и не на основании беспорядочного движения элементы пребывают в единой мере и то что не связано друг с другом разделяется"*

Рассуждение примечательно тем что в основу всех телесных процессов оно полагает понятие. Ибо только понятие обладает способностью к взаимоопределению. Мы встречаемся с такими понятиям как "право" – "лево" "отец" – "сын" и пр. В этом же отношении находятся и свойства первоэлементов: сухое – влажное теплое – холодное. Это свойство отдельных элементов заметил еще Платон в "Федоне" когда рассуждал о том что есть стихии полностью определяемые одним свойством и поэтому исчезающие при приближении противоположной стихии (Федон 103d). Не исключено что именно это свойство некоторых элементов позволило Платону создать натурфилософское учение (Тимей) не отступая от общих принципов своего учения. Но еще более замечательно в этом отношении учение Г. Гегеля о сущности где именно такое отношение между определенностями Гегель называет основанием приводя в качестве примера свойства кислотности и щелочности. "Так например в неорганической природе кислота есть в себе вместе с тем и основание т. е. ее бытие состоит лишь в ее отнесенности с другим" ( Гегель. Энциклопедия философских наук. М., 1975. Т. 1. С. 280).} (Гл. 30. 83). Тело является неразрывным единством материальных стихий: влажное – сухое холодное – теплое. Универсум представляет собой исходную модель такого единства обнаруживающую себя уже на уровне элементарного чувства. Принцип жизни – чувство изоморфно вселенной в которой нет элементов не связанных противоположностью. Пространственное тело разрушается метафизическая же связь элементов неразрушима. Пространственная связь не может быть связана с сущностью. Поэтому душа сохраняется вместе с элементарным единством космоса которое есть также и структура выражающее основу и фундамент человеческого бытия – элементарное чувство. "Благодаря сущности наличествует и бессмертная душа и смертное тело благодаря становлению они не свободны друг от друга однако это единство лежит за пределами видимого ибо не ясно каким образом они не разделяются после смерти тела поскольку после этого разделения не существует простой сущности являющейся душой рассматриваемой нами души равно как и не существует телесности тела но у всякого человека и душа и тело являются мерой характеризующей его целостную человеческую природу. Поэтому элементы взятые по отдельности не существуют; через жизненную энергию соответствующую закону данной природы элемент существует в целостности тела будучи же определено душой и тело через свой внешний облик являет целостную идею. Уничтожение тела и освобождение энергии из телесного единства могло бы восприниматься как возрождение души самой по себе однако отсюда не следует что освобождение телесных элементов друг от друга является распадом ибо никоим образом не может быть уничтожено то что в соответствии с природой как сущность предопределяет единое существование души и тела. Таким образом душа не отделена от всего того что ей свойственно на основании связи всего сущего рожденное тело освобождается от своих собственных элементов и переходит в элементарное единство сущего и в бесконечную вечную и нерушимую связь сущего будучи уже иным образом причастно жизненной энергии" (Гл. 30. 85).

Предлагаемый вариант решения проблемы бессмертия души уже не имеет ничего общего с наивной мифологической интерпретацией метемпсихоза. Чистая идея отнесена в область трансцендентного и относится к иерархии самого единого. Душа сохраняется как универсальное единство стихий. Натурфилософия занимает уготованное ей место в философии неоплатоникой. Человеческое тело равно как и человеческая душа сохраняет свое единство в единстве универсума гдепростая идея дана как стихия. В этом случае новое рождение и смерть выглядят каквечное возвращение одной и той же сущности. Такая трактовка бессмертия уже близка к стоической панспермии что в приводимом нами фрагменте соотносится со следующими словами: "Отсюда те которые предопределяются к существованию богом возвышаются через божественное благоволение сущность бессмертных душ предопределена в неизменности сущность же душ приобщившихся смертному телесному началу предопределена в мужестве и непоколебимости необходимость этого существует прежде всего от священного начала находящегося и в ангельских душах и в телесных душах так благодать как уподобление присутствующему во всех сущих вечному божественному началу сохраняется в божественном начале среди жизненных невзгод через свою устремленность к божественному и создается эта устремленность через необходимость наслаждаться благом как целью" (Гл. 30. 81).

Античная традиция решает психофизическую проблему в рамках физической единосущности человека и космоса. Здесь можно уже говорить о тождестве макро и микрокосма но пока только лишь в метафизическом аспекте. Однако уже возрожденческий неоплатонизм довольно активно связывает это тождество с пространственным тождеством человека и универсума. Поиск пространственного тождества говорит в пользу того что именно это отношение должно быть положено в основание теории индивидуального бессмертия души. В противопожность этой традиции христианский историзм в лице того же Н. Кузанского имеет дело с реконструкцией самой индивидуальной души. Тело создает заботу о себе и формирует мнение – доксу определяющую деятельность обреченную на смерть и забвение. Собирание мнения в некое единство осуществляется в памяти. Как отмечает П. Флоренский первым принципом индивидуального бессмертия является память. Однако память не вечна. Вечная память связана в первую очередь с наличием того начала которое будет осуществлять вечное воспоминание.

Как нам кажется именно этот вопрос является той границей через которую античный неоплатонизм не может переступить по общим основаниям ибо речь здесь должна идти не о метафизическом и физическом единосущии человека и мира но о единосущии личностном.


Гончаров Игорь Анатольевич – докт. филос. наук проф. Сыктывкарского гос. университета

© СМУ, 2000 г.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены