О. Б. Федорова
«ФОРМА» ДВИЖЕНИЯ МИРОВОЙ ДУШИ В ДИАЛОГЕ ПЛАТОНА «ТИМЕЙ»
КАК ПРООБРАЗ ДВИЖЕНИЯ ДВУХ ЧАСТЕЙ
СМЕРТНОЙ ДУШИ ЧЕЛОВЕКА

В современной комментаторской традиции было установлено что описание формы движения Мировой души представленной в виде двух пересекающихся кругов Тождественного и Иного совпадает с описаниями наглядной астрономической модели – армиллярной сферы (Cornford F. M. Plato's Cosmologyю London 1937. Р. 73-87). Армиллярная сфера античный небесный глобус состояла из колец обозначающих небесный экватор эклиптику воображаемую линию проходящую через середину зодиакального пояса и окружности тропиков. Таким образом круг Тождественного в описании Платона соответствует небесному экватору этой модели круг Иного – эклиптике. Проекции на плоскости тропиков соединенные перпендикулярами образуют прямоугольник вокруг сторон которого совершает вращение круг Тождественного (небесный экватор) а вокруг диагонали – круг Иного (эклиптика): "он придал им равномерное круговое движение на одном месте один из кругов сделав внешним а другой внутренним. Внешнее движение по кругу он предназначил природе Тождественного а внутреннее – Иного. Вращение Тождественного он направил слева направо вокруг стороны [прямоугольника] а Иного – налево вокруг диагонали" (Tim. 36c-d). Дальнейшее описание круга Иного "разделенного на семь неравных кругов" соответствует описанию траекторий движения планет. Таким образом конфигурация Мировой души определена основными траекториями движения небесного свода с неподвижными звездами (круг Тождественного) и известных планет ("блуждающих" светил) в число которых включены также Солнце и Луна (круг Иного). Дальнейшее описание небесных тел (38d-39d) показывает что действительно планеты вращаются "вдоль движения Иного" подчиненного движению Тождественного (39а).

Таким образом оказывается что невидимые круговые движения Мировой души (поскольку и сама душа невидима) (36е) в результате которых возникают "истинное мнение и знание" зримо явлено в тождественном равномерном вращении небесного свода и сложном вращении планет Солнца и Луны. Говоря иначе невидимая физиология космического мышления космического мышления является зримой небесной механикой. Перед нами раскрывается пространственная метафора мышления понятого как особый вид движения. Вопрос который возникает в связи с этим фактом почему мышление представлено у Платона в виде комбинаций пространственных равномерных движения по окружности и каким образом данная схема связана со структурными принципами самой Мировой души.

I. Необходимо отметить что образ движения небесного свода и регулярных чередований конфигураций планет – традиционная схема глубоко укорененная во всей античной культуре. Она несомненно восходит к мифу и обряду и связана с культовыми представлениями о сезонных изменениях. Образ "вращающихся лет" встречается и в первых литературных памятниках греческой культуры у Гомера и Гесиода. Представление о времени как упорядоченном чередовании сезонов закреплено даже на языковом уровне ведь слово с прозрачной этимологией "{ niavt s}" обозначает годовой цикл. В архаическом представлении о природных процессах синкретически соединено представление о пространственном временном и качественном циклах а их символом является образ небесного движения. У всех ранних натурфилософов в скрытом или явном виде мы обнаруживам использование этой циклической схемы по отношению ко всем природным процессам. В "Федоне" (70d-72d) все природные вещи "имеющие возникновение" из противоположного подчинены той же круговой схеме: "если бы одно не передавало другому возникновение подобно движущемуся по окружности но возникновение всегда бы двигалось по прямой только от одного к противоположному и не делало бы поворота к своей противоположности то возникновение остановилось..." Надо отметить одну важную особенность описанного движения: оно имеет определенные "меты" – противоположности которые как бы являются отметками поворота. Это не просто движение по окружности а движение по размеченной окружности. Само слово { k mph} "поворот" обозначало также "мету поворота" для бегунов на длинные дистанции которые бегали вокруг стадиона. В статье "Агональная модель космоса у Гераклита" (Историко-философский ежегодник 87 с. 29-47) А. В. Лебедев расшифровывает несколько фрагментов Гераклита раскрывая метафору бега по стадиону применительно к движению небесного свода отождествляемого с тождественным и постоянным Логосом космоса показывая что этот метафорический код прошивает все фрагменты противопоставляющие постоянство Логоса и непостоянство текучесть "феноменального мира множества" к которому принадлежит и человеческое тело. Для последней темы таким символом становится образ текущей реки.

Контаминация двух метафорических кодов смешение глаголов обозначающих бег или просто движение с глаголами обозначающими течение по мнению Лебедева восходит именно к платоновской передаче фрагментов Гераклита. Действительно и в "Тимее" благодаря введению расщепленного на несколько окружностей круга Иного по которым даже движение небесных тел происходит в противоположных направлениях Платону удается приобщить все "текучие" космические процессы к числу упорядоченных сопричастных мере т. е. регулярности поскольку и движение Иного подчинено движению Тождественного. Таким образом круг Иного воплощенный в видимом движении планет служит моделью для всех циклических процессов в чувственных вещах. Равномерное хотя и сложное движение пропорционально расположенных друг по отношению к другу тел регулярно образующее последовательное воспроизведение их конфигураций является принципом возникновения вообще всех чувственных форм из материальных элементов.

II. Мировая душа космоса является прообразом разумной души человека которая в свою очередь является прообразом двух других смертных частей человеческой души. В тексте диалога прямо указано на родство ({ sugghn между "круговращением ума в небе" и "круговращением нашего мышления" (47а-с). С другой стороны естественное "происходящее само от себя" движение чувственных элементов в теле за которые отвечает питающая низшая часть души также "родственны" "движению мыслительному и всего Универсума" (89а). Вообще между разумной и питающей частями души проведена вполне четкая аналогия.

Задачей питающей души является восполнение утрачиваемых элементов которые входят в структуру тканей: крови костей жил и плоти поскольку элементы организма постоянно притягиваются космическими массами однородных элементов. "Составные части крови...принуждены подражать вселенскому движению...каждая частица стремится к ей сродной восполняя образовавшуюся пустоту" (81е). Причем движение крови также вполне направленное поскольку ее поток замкнут в "собственное небо каждого живого существа" (81а). Заметим что кровь представлена как жидкость насыщенная огнем и переваренной пищей которая превращена в состояние первичной материи в которой нет не только элементов четырех стихий но даже треугольников образующих поверхности этих стихий. Траектория движения крови пролегает по двум параллельным кровеносным сосудам перекрещенным в области головы. Точка пересечения напоминает нам пересечение кругов Тождественного и Иного в разумной душе во всяком случае "форма" движения крови складывается из двух параллельных направлений.

Поток крови участвует одновременно во всех внутренних физиологических процессах: дыхании (так как кровь носитель внутреннего тепла которое должно быть уравновешено дыханием) питании (как носитель переваренной пищи) и чувственного познания (так как разумному началу ощущения передаются так же через кровь). Таким образом течение крови – воплощение движений двух смертных частей души. Именно в результате упорядоченного движения потока крови из материального хаоса переваренной пищи воссоздаются специфические первичные треугольники затем элементы а из них и ткани организма. В этом и состоит суть процесса питания. Платон особенно подчеркивает что сохранение структуры организма опирается только на регулярное самотождественное движение воспроизводящее с определенной последовательностью конфигурации компонентов движения: "нечто может сохранить тождественность себе ... когда тождественное приближается к тождественному и удаляется от него тождественно единообразно и в должном соотношении" (82b). Так процесс питания или генезиса убывающих в процессе жизни организма элементов является циклом воспроизводящим круг Тождественного на уровне питающей души. Материальным носителем этого типа движения питающей души является течение крови парадоксальным образом сочетающее в себе и изначальный материальный хаос и собственное "небо" организма. Очевидно что кругу Иного соответствует постоянная утрата телом живого существа его элементов – { fq ra.} И тот и другой процесс детально описаны в "Тимее" и имеют своими материальными носителями различные жидкости – производные от крови: питающие и разлагающие различные ткани в последовательности их онтологической значимости. Таким образом механизм движений питающей души также построен на связанных друг с другом разнонаправленных циклах. Причем если питающая душа обладает специфической "формой" движения сложенной из двух разнонаправленных процессов то душа разумная имеет свой специфический род питания: Тождественное и Иное которые при соотнесении их к Сущности воспроизводят суждения воссоздавая Логос как Логос.

Можно заключить что питание и движение души (или точнее движение питания) это единый процесс две стороны которого расходятся на уровне питающей тело души но неразрывны на уровне мыслящей.


Федорова Ольга Борисовна – канд. филос. наук ст. научн. сотр. ИИЕТ РАН.

© СМУ, 2000 г.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены