А. Н. Муравьев
ПЛАТОН И ИСТОРИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ПСИХОЛОГИИ

Во избежание недоразумений начнем с уточнения терминов: что есть психология при рассмотрении истории которой уместно вести речь о Платоне? Общего согласия в том что психология есть наука о душе для ответа на этот вопрос недостаточно ибо как справедливо заметил Кант душа – не такой предмет который встречается в опыте а потому он не может быть указан и хотя бы предварительно однозначно определен. Именно в результате попыток эмпирического определения души психология зачастую выступала не как наука а как теоретически бессодержательное хотя и практически полезное говорение о многообразных явлениях душевной жизни поражавших своей сложностью и изменчивостью всех аналитиков души – от Дж. Локка и В. Вундта до З. Фрейда и К. Хорни либо как синтетическое конструирование ее простой и неизменной сущности увлекавшее умы Хр. Вольфа Г. фон Эренфельса Ф. Крюгера и А. Мейнонга. В истории такой психологии Платон не занимает никакого места по той причине что эта психология не имеет никакой действительной истории. У нее есть как сказали бы немцы лишь die Historie т. е. история событий случившихся в пространстве и времени но не die Geschichte не направляемое логикой отношения сознания и предмета историческое развитие необходимый ход которого выражается в ряде учений обладающих вечной ценностью и непреходящим значением. Почему? Потому что в исследованиях души как неопределенного предмета представления нечему развиваться ибо в них речь идет только об абстракциях более или менее произвольных выдумках человеческого ума а не о том что реально существует и движимое своей конкретной природой претерпевает изменение в процессе познания шаг за шагом становясь для себя тем что оно изначально есть в себе. Действительную историю т. е. историческое развитие в точном смысле этого слова проделывает лишь подлинная психология имеющая своим предметом логос души – то конкретное что развивается из себя самого само полагает свою реальность и таким образом выступает единым основанием различных форм своего бытия и мышления. Со времен Гераклита и Сократа эта психология начинает становиться философской наукой которая позднее будет названа философией духа а ее историческое развитие в общих чертах совпадает с историческим развитием самой философии. И сколь важную и во многом определяющую роль сыграл Платон в истории философии столь же важное место занимает он в историческом развитии спекулятивной психологии – в истории философии духа. Цель данного сообщения – пунктирное обозначение логической канвы исторического развития психологии и определение вклада Платона в познание логоса души.

Предшественников в спекулятивной психологии у Платона двое: Гераклит и Сократ. Гераклит первым повел речь о логосе как едином законе всего сущего и начал исследование логоса души определив его как глубочайший а душу – как бесконечную: "По какому бы пути ты не пошел границ души ты не найдешь: столь глубок ее логос" (Diels. 45). Более того судя по одному из свидетельств бесконечность души Гераклит связывал с самопознанием. В направлении указанном Гераклитом пошел Сократ и ему в историческом развитии психологии принадлежат две заслуги. Согласно Платону он первым постиг человека как душу находящуюся в отношении с собой и благодаря этому воспринял аполлоновскую заповедь самопознания не как внешнее требование к человеку а как абсолютный закон духа (см.: Алкивиад I 129-131). Именно на этой основе Сократ разработал технику самопознания или целомудрия (в русском переводе – "рассудительности") т. е. искусство достижения конечной человеческой душой своей бесконечности путем вопрошания себя о сущности вещей и поиска ответов на эти вопросы (см.: Хармид 164d-173d).

При таких теоретических предпосылках приступил к познанию логоса души Платон вклад которого в историческое развитие психологии можно фиксировать в четырех пунктах. В "Федре" (245c-247d) Платон определил во" первых "сущность и логос души" как ее самодвижение и вытекающее из самодвижения бессмертие во" вторых природу души состоящую в том чтобы двигать тело находясь с ним во внешнем или внутреннем единстве и в" третьих идею души правда только образно в виде трех частей "соединенной силы крылатой парной упряжки и колесничего" т. е. двух противоположных стремлений сопрягаемых разумом. Эта метафора понятия души как определенной в самой себе идеи получила свою логическую конкретизацию в "Тимее" обретя здесь форму уже правдоподобной хотя опять-таки еще не вполне истинной речи. В ней говорится что бог сотворил душу следующим образом: "Сущность неделимую и вечно тождественную и ту что становится разделенной на тела он смешал в третий вид сущности средний между природой тождественного и природой иного и так и оставив его между самим неделимым и разделяющимся по телам взял да слил три самосущие в одну совершенную идею силой принудив противящуюся смешению природу иного к гармонии с тождественным. Слив же их вместе с этой сущностью и из трех сотворив одно он вновь разделил это целое на нужное число частей каждая из которых состояла из тождественного иного и этой сущности" (Тимей 35a-b). Подробно описав количественные пропорции души Платон характеризует ее как "наилучшее из рожденного" поскольку три ее части в отличие от частей прочего не просто смешаны из тождественного иного и сущности соединяющей в себе эти крайности но и "согласно логосу разделены и синтезированы" благодаря чему душа может знать и в себе самой знает все (Там же 37a-c).

На мой взгляд эту речь следует признать первым логическим выражением понятия духа как души. Душа есть всеобщее тождественное себе в единстве с иным т. е. с единичным материальным с телесной природой; только в этом единстве с собой как иным себе самому дух есть душа. Таков по Платону логос или идея души и именно этим определена ее особенная сущность и природа: двигая саму себя двигать тело представлять вечность во времени а в человеке исходя из себя еще при жизни тела благодаря занятиям философией обретать бессмертие т. е. свободу.

Вслед за Платоном Аристотель в трактате "О душе" строго теоретически определил душу как первую энтелехию в возможности живого тела и форму форм проследив развитие сущности души в многообразии ее явлений – от растительной через животную до разумной. На этой основе неоплатоники первыми нащупали понятие духа в отличие от души определив дух как первое и последнее в процессе деятельности логоса. Плотин начал познание души в ее отличии от тела как ушедшей в себя в духовное состояние экстаза и охарактеризовал дух (ум) как первое порождение божественной активности а душу – как второе. Прокл постиг дух как третье и последнее в порядке логического порождения как единство субстанции и жизни. В его понятии дух есть конкретнейшее конкретного самая истинная истина. Отсюда берет начало христианская идея Бога как единства Отца и Сына в Святом духе всесторонне осмысленная средневековым религиозным философствованием. Декарт своим cogito ergo sum впервые определил душу как дух единство конечного и бесконечного а Лейбниц различил душу и дух как особые виды монад. Кант первым постиг дух в конкретной всеобщности его формы трансцендентальном единстве апперцепции а Фихте выразил дух как сущность всего содержания нашего знания существующую в нем для себя. И наконец Гегель завершил историю спекулятивной психологии дав в "Философии духа" полное логическое развитие всех моментов духа как абсолютной идеи в своем самопознании проходящей субъективные ступени души (антропология) сознания (феноменология) и духа (психология) объективные фазы права морали и нравственности и абсолютные стадии искусства религии и философии.

Думается что даже беглый анализ исторического развития психологии от Гераклита до Гегеля дает право оценить вклад Платона как определяющий это развитие на две тысячи лет вперед и назвать этого великого философа наряду с Аристотелем и Гегелем одним из величайших психологов всех времен и народов.


 

Муравьев Андрей Николаевич – канд. филос. наук доц. РГПУ им. А. И. Герцена

© СМУ, 2000 г.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены